Современный мир только недавно привык к тому, что люди сознательно завещают свое тело на органы, как появилась другая идея. Посмертное донорство спермы – это, с одной стороны, возможность смягчить горечь утраты, а с другой – новая этическая проблема.

Принято считать, что сперматозоиды сохраняют жизнеспособность в течение 24 часов после смерти человека, хотя недавние исследования доказали, что этот срок может быть увеличен до 4 дней. В мировой практике уже были случаи, когда врачи извлекали сперму из тела умершего, а затем использовали ее для оплодотворения. К такому способу прибегали жены, чьи мужья покинули их слишком рано. Первый такой ребенок появился на свет в 1999 году, хотя сперма его отца была заморожена двадцатью годами ранее.

Этот прецедент обозначил две проблемы, которые до сих пор не решены, – посмертного отцовства и этичности вмешательства в организм умершего. Первый вопрос связан с появлением матерей-одиночек, ставшими таковыми не волей обстоятельств, а намеренно. Но он легко решается напоминанием о том, что нередки случаи, когда отец гибнет до или вскоре после рождения своего ребенка. К тому же, одиноким женщинам не запрещено участвовать в программах вспомогательного оплодотворения и обращаться в банк спермы. Камнем преткновения остается только вопрос наследства – считать ли полноправным наследником умершего ребенка, родившегося после его смерти?

Этическая сторона посмертного извлечения спермы основана на общем уважении к умершим людям, которое существует во многих культурах. Сомнений не возникает, если человек оставил четкое письменное распоряжение относительно того, как следует поступить с его телом после смерти. Но таковое есть в лучшем случае у каждого пятого. В противном случае как понять, хотел ли умерший становиться отцом посмертно? Согласился ли бы он на процедуру извлечения спермы? С другой стороны, как мертвый может быть в чем-то заинтересован и как навредить ему, если это уже невозможно?

Источник: www.freepik.com

Специалисты сходятся во мнении, что если умерший не оставил распоряжений, то его близкие могут помочь выяснить, хотел бы он стать посмертным донором спермы, или нет. При этом по умолчанию стоит считать, что согласие на процедуру получено, так как это пойдет на пользу его безутешным близким. Кроме того, ребенок, который появится на свет таким образом, потенциально также имеет право на жизнь. Но юридического закона, описывающего это, пока нет.

Посмертное донорство спермы предполагает, что родственники умершего смогут воспользоваться его биоматериалом не ранее, чем через год после смерти. Это связано с периодом скорби и необходимостью консультирования и подготовки к зачатию. В некоторых случаях отсрочка приводит к тому, что необходимость в появлении ребенка от умершего супруга отпадает. Вдовы избавляются от горечи утраты и начинают новую жизнь. Тем не менее, у них остается выбор и возможность завершить историю, связанную с ушедшим супругом. Надежда на продолжение рода человека, чья жизнь неожиданно закончилась, – это часть скорби по умершему, и было бы неправильно лишать этого его близких.

В обсуждении этичности процедуры посмертного донорства спермы обычно забывается один важный нюанс – финансовый. Медицинская страховка не покрывает расходы на извлечение и хранение биоматериала, а это немаленькие суммы. Скорее всего, в ближайшие несколько лет такая опция останется доступной только для ограниченного круга состоятельных людей, если ничего не изменится на законодательном уровне.